2011-4-2-5m

Матисс: искусство и ткани

2011-4-2-2sВ истории европейской живописи творчество французского художника Анри Матисса (фр. Henri Matisse, 1869-1954) обычно характеризуется словами Пабло Пикассо: «Матисс всегда был единственным и неповторимым». Прекрасный рисовальщик, талантливый колорист, Матисс умел легко и тонко передать красками созвучие чувств и эмоций. Детскость, наивная жизнерадостность, красочность, лаконизм и декоративность его произведений были творчески осознанным состоянием, вдохновение для которого Матисс всегда находил в бесконечном любовании тканями и текстилем.

Детство и юность Матисса прошли в маленьком французском городке Боэн-ан-Вермандуа, который был известен в Европе как город ткачей и славился шелковыми тканями очень высокого качества. Весна, лето, осень и зима каждого года начинались здесь с выпуска нового альбома с образцами шёлка, тафты и бархата. На улицах было много небольших мастерских, где, не умолкая, стучал ткацкий станок и где трудом ткачей создавались роскошные вышивки и новые рисунки тканей. Челнок ткача был подобен кисти художника, мягко рисующей красивую линию, новый сюжет и чудесную композицию. «Всё, что нужно, – дерзать!» – этот лозунг ткачей создавал особую атмосферу в городе. Фактура ткани, цветные нити, узоры и орнаменты обсуждались всеми. Именно поэтому Матисс, познакомившись с живописью великих мастеров, мыслил и говорил о ней в категориях тканей: одни работы казались ему бархатистыми, другие напоминали шёлк.

Личную коллекцию тканей и костюма Матисс собирал с ранней юности и никогда с ней не расставался. Он называл её «Ma bibliotheque de travail» – моя рабочая библиотека. Шали, покрывала, драпировки, фрагменты текстиля, тафты и шёлка, платья, румынские блузы, марокканские кафтаны, ковры и коврики, восточные одежды – все эти необыкновенной красоты вещи были ему близки и очень дороги, это был его живописный реквизит.

Самой любимой вещью в коллекции была ткань из Жуи, или «toile de Jouy», – отрез сине-белой материи: тёмно-синие арабески и корзинки с цветами на белом фоне. Он купил её в Париже, в 1903 году, случайно увидев в витрине магазина подержанной одежды. Глубина орнамента, яркость и чистота цвета, изысканность линий рисунка на этой прекрасной ткани волновали и радовали его многие годы. Более того, Матисс считал её своим талисманом и был абсолютно убеждён, что только благодаря «toile de Jouy» он обрёл свой живописный язык и окончательно ушёл от академической традиции. Матисс включает ткань из Жуи в большинство своих композиций, среди них: «Мавританская ширма», «Натюрморт с вазой, бутылкой и фруктами», «Мастерская художника», «Декоративная фигура на фоне орнамента», «Чёрный стол», «Севильский натюрморт», «Интерьер в баклажанах» . А в «Натюрморте с голубой скатертью» любимая ткань просто разливается по картине и её узор, полностью поглощая и преобразуя изобразительное поле, становится основной темой композиции. В «Красной комнате» Матисс меняет соотношение цветов, оставляя прежним орнамент. Сине-белые гирлянды становятся тёмно-синими, а тёплый белый фон заполняется красным. Предельно интенсивная по цвету работа дарит зрителю светлые и радостные эмоции.

Прежде чем стать героями картин, ткани, платья и драпировки коллекции серьёзно изучались и переосмысливались Матиссом. Например, шёлковый восточный халат – центральный мотив в картинах «Алжирка», «Марокканка», «Три сестры» и при всей схожести композиций этих работ, перед нами?– повествование о превращениях. По-разному орнаментированные полоски плавно переходят в линии тела, очень тонкий подбор цветов преобразует предметы, а упрощённость изображения рождает букет эмоций, всегда лёгких и радостных.

В 1938 году Матисс приобрёл очень красивое платье из коллекции от-кутюр. Оно привлекло его внимание изысканным сочетанием жёлтого, оранжевого и фиолетового цветов, изящным кроем широкой юбки и маленького жакета. Потом, всего за несколько сеансов, он напишет картину «Две девушки, жёлтое платье и шотландка». Одна из моделей, Лидия Делекторская, позирует ему именно в этом платье. Двигаясь почти от фотографического изображения к более обобщённым контурам, он соединяет яркую шотландку юбки с пирамидальной линией фигур женщин, превращая работу в удивительный по элегантности исполнения узор.

В 2004 году, в Государственном Эрмитаже, на открытии выставки «Диалог с искусством. Творчество Ив Сен Лорана», выдающийся кутюрье отмечал, что среди художников, вдохновляющих его в творчестве, на первом месте стоит Анри Матисс.

sq_bl Елена Жирова.

Оставить комментарий