zm2-640x360

Родословная органа

Стрелковые, сигнальные и музыкальные орудия древности

Если скрипка по праву считается королевой оркестра, то на звание короля претендует сразу два инструмента: клавишно-духовой орган и клавишно-струнно-ударный – рояль. Право первородства, несомненно, принадлежит органу.

Вообще духовые инструменты существенно старше струнных, а тем более клавишных. И здесь практическая деятельность человека и его взаимодействие с ландшафтом сыграли решающую роль. К примеру, охотничий лук был «изобретён» около десяти тысяч лет назад. В Европе. В Южной Америке он появился лишь во втором веке до нашей эры. Задолго до этого природа уже дала человечеству огромное количество предметов и материалов для создания пневматического стрелкового оружия и инструментов, что использовались как для приманивания добычи охотниками, так и для передачи сигналов. Морские раковины причудливой формы, манки, гудки и дудки из тростника, камыша, других пустотелых растений позволяли обмениваться звуковыми сигналами, не обнаруживая себя, оставаясь незаметным для дикого зверя или военного противника. Да и сам лук появился только тогда, когда последнее оледенение уничтожило крупную охотничью дичь, а та, что осталась, уже не попадала в подготовленные охотниками ловушки, а перепрыгивала их и улепётывала в чащу.

Мы практически ничего не знаем о музыкальном наследии античного мира. Тому есть свои объяснения, но главное?– рукописи безвозвратно утрачены. Однако из глубины веков дошла до нас история об античной арфе, изготовленной из драгоценного по тем временам железа. По преданию, её сделал Прометей в дар своему другу Гераклу, который освободил его из заточения. Сделал из фрагмента той самой железной цепи, которой был прикован к скале на протяжении нескольких сотен тысяч лет.

От гидравлического органа к современным инструментам

Огромное внимание уделяли музыкальному искусству и образованию выдающиеся учёные, философы Древней Греции: Пифагор, Евклид, Аристотель и другие. Пифагору и его ученикам принадлежат заслуги создания современной музыкальной системы, расчёта и конструкции множества инструментов. Во второй половине IV века до нашей эры в только что отстроенной Александрии по указанию полководца Александра Македонского, ученика Аристотеля, был построен и опробован колоссальный гидравлический орган. Его трубы, изготовленные из глины, звучали, заполняясь не воздухом, а водой. Вся эта конструкция приводилась в действие не клавишами, как современные инструменты, а огромными рычагами. Этот орган так и назывался Гидравлос. С чувством гордости и восхищения внимал его звукам сам великий военачальник. Как выясняется, он строил не только крепости.

Современный орган – сложнейшее сооружение. Более чем за 2000 лет он проделал эволюцию, сравнимую с эволюцией млекопитающих за миллионы лет. Сегодня существует два основных типа органов: барочные – строгие и благородные по звучанию инструменты, традиции строительства которых сложились к XVII – началу XVIII века, и романтические – инструменты, обладающие поистине неограниченными возможностями передачи звуков и специальных эффектов, что появились в XIX веке и совершенствуются по сей день. За звучание органа отвечают трубы. У маленьких учебных инструментов их не более сотни. У больших – концертных и церковных – до нескольких сотен. Трубы изготавливаются как из металла, так и из дерева. Близкие по конструкции, но отличающиеся по размеру, а значит и по высоте звучания, трубы образуют регистры. Каждый из регистров способен имитировать звук какого-либо музыкального инструмента и даже человеческого голоса. Именно поэтому большой романтический орган может звучать как целый оркестр с хором в придачу. Для игры на инструменте у органиста под рукой от одной до семи клавиатур (они называются мануалами) и даже клавиатура для ног (педаль), на которой воспроизводятся самые низкие ноты. Иногда они следуют друг за другом с такой быстротой, что движения ног музыканта напоминают движения танцора. В управлении регистрами музыканту помогает ассистент. Это он переключает клавиши и выдвигает рычаги, на которых написаны названия инструментов, имитируемых звучанием труб.

На современных, а иногда даже и на старинных, органах управление регистрами теперь осуществляется с помощью электроники или компьютера. Во многом каждый органист сам определяет выбор регистровки (характера звучания инструмента) в том или ином сочинении. Поэтому одно и то же произведение в исполнении разных музыкантов может звучать совершенно по-разному.

Жанры органной музыки в искусстве И. С. Баха.

Органную музыку лучше слушать в зале. И всё-таки запись, прослушанная на хорошей аппаратуре, лучше, чем ничего. Очень важно подобрать именно тот репертуар, который вы уже готовы воспринять. Это в первую очередь произведения Иоганна Себастьяна Баха (1685–1750): Токката и фуга ре минор, Токката, адажио и фуга до мажор, Прелюдия и фуга ля минор, Пьесы из «Маленькой органной книжечки», которую композитор написал для своего старшего сына Вильгельма Фридемана.

Иоганн Себастьян Бах был отцом огромного семейства, где музыкальные традиции поддерживались с неза­памятных времён. Вас, быть может, удивит, что у композитора было двадцать детей. Дети рождались и умирали. Увы, болезни, с которыми мы сейчас легко справляемся, унесли чуть ли не половину его семьи. Но остальные, что справились с недугами, стали известными музыкантами. Не только музыкальному, но и общему образованию уделялось в семье Баха достаточное внимание. Дважды И.С.?Бах менял место службы лишь для того, чтобы дети могли ходить в хорошую школу, университет. Сам отец семейства был энциклопедически образованным человеком. Этого требовало время, та удивительная эпоха, что подарила миру столько событий, открытий, свершений.

В течение этого исторического времени Дени Папен сконструировал и представил первую паросиловую установку, от которой было недалеко до первых парохода и паровоза. Отто Герике проводил свои опыты с электрической машиной и так хорошо нам известными из школьной физики магдебургскими полушариями. Между ними ничего не было. Даже воздуха. А две восьмёрки крепких почтовых лошадей никак не могли их разорвать. Так человечество убедилось: пустота?– это страшная сила! (В чём продолжает убеждаться и по сей день.) Олаф Ремёр, наблюдая в телескоп за сдвигами во времени затмений спутников Юпитера, определил, что скорость света не беспредельна. И в вычислении этой скорости ошибся-то на каких-нибудь 125.000 км/сек. Левенгук, глядя в окуляр усовершенствованного им микроскопа, расширял представления человечества о самых маленьких предметах и организмах. В то самое время Пётр Великий, так крепко всколыхнув своими реформами всю Россию, заново отстраивал свою державу и флот. А Бах писал музыку – простую и загадочную, величественную и человечную. И, что удивительно, величественность и человечность, свобода и порядок в ней никогда не противоречат друг другу.

И.С. Бах никогда не разделял музыку на духовную и светскую, но лишь потому, что в сочинение той и другой вкладывал всё своё мастерство, всю интуицию, считая главной задачей своего труда «веселить душу и радовать сердце». Какая высокая и сложная задача! Веселить бессмертную душу и радовать безутешное сердце.

Впереди у нас ещё знакомство с великолепными музыкально-драматическими сочинениями, начиная от баховских кантат, моцартовского «Реквиема», а потом, может быть, дело дойдёт до современной духовной музыки.

Иронический эпилог

Следует помнить, что органная музыка в слишком больших дозах может подействовать утомляюще, даже подавляюще. Поэтому, полагаясь на свою интуицию, постарайтесь руководствоваться древним и верным принципом: ничего сверх меры!

С десятилетним сыном мы оказались на органном концерте в Малом зале Московской консерватории. Программа была интересна и разнообразна, но в какой-то момент я побоялся, что он может утомиться от такого обилия музыки и даже от самого её разнообразия. Исподволь поглядев на него, я с удивлением обнаружил, что он всё так же сосредоточен, как и в начале концерта. От этой концентрации и внимания, как мне показалось, даже губы его слегка шевелились. Я был горд, что у меня такой взрослый, такой внимательный, такой восприимчивый к прекрасному ребёнок... Минуту спустя он слегка толкнул меня локтем и с просветлевшим уже обычным своим видом сообщил шёпотом: «Сто восемь!».

Всё это время он, оказывается, считал блестящие органные трубы.

sq_bl Лев Залесский.

Оставить комментарий