pp-640x360

Мария Варлыгина, Номер 03/2012

* * *
Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три... В пустом актовом зале вальсирует девочка. Жёлтые круглые лампы где-то высоко-высоко под самым потолком-небом, как сотни солнц ... они ещё молчат, они ещё не зажглись, ещё не пришло их время. Только вечереет.* * *
Я смотрю на соседскую собаку. Я прохожу мимо неё сотни раз. Перед школой, после школы и когда просто прогуливаюсь по улицам. Я не знаю её имени и сомневаюсь, а есть ли у неё вообще кличка. Собака всегда возле синих ворот: спит, стоит возле них и часто-часто смотрит на калитку... А мне её жалко. Мороз – минус 20, а она тут. А ей холодно. Я вижу, как её тонкие лапки дрожат от холода. Иногда, когда прохожу совсем рядом с ней, я говорю ей «Привет»...

* * *
Следующая станция «Имени архитектора Бекетова»... Поезд замедляется. Я люблю смотреть, как бегут по чёрному тоннелю стаи труб. Длинные, бесконечные они быстро скользят по грубым стенам тоннеля и завораживают своим переплетением, змеиными изгибами. А ещё люблю рассматривать людей... Но только чтобы они сами на меня не смотрели, а то становится страшно – вдруг они тоже меня рассматривают. Люди в метро смешные. В вагоне, где толком даже не станешь, а лишь балансируешь на одной левой или правой, все дышат друг другу в спину, но при этом умудряются находить такие точки вокруг себя, чтобы не взглянуть ненароком на окружающих. Я тоже такая была. А теперь смешно.

* * *
Метель, снег, пурга... Вроде бы из года в год одно и тоже: довольно неприятное сезонное явление. Здорово сидеть дома, смотреть в окно и думать, как прекрасна зима, а вот брести куда-то по такой погоде?– действительно неблагодарное дело. Люди кутаются в пальто и пуховики. На их лбы надвинуты вязанные и меховые шапки, а носы и рты закрыты узорчатыми шерстяными шарфами, высокими воротами. Остаётся только узкая щель для глаз – взгляд из-за баррикады на происходящее. А я иду совсем иначе. Я не прячу лицо от снежинок, я их ловлю, носом, губами. Они щекочут мне лицо. Это так приятно! Снежинкам тоже хочется внимания, они от него просто тают! Как у меня вот на губах, к примеру.* * *
Не находите, что иногда настроение ну никак не соответствует тому, что от него стоило бы ожидать? Настоящий внутренний конфликт какой-то... Ты себе одно твердишь, а кислая мина так и смотрит на тебя из зеркала, как бы спрашивая: «И что?»
Да... вот оно самое «И что?», именно этот бессмысленный, пустой вопрос перечёркивает все, что ты только что сказал, подумал, предложил или только хотел напомнить.

***
Черный манекен уставился на меня из бирюзовой витрины. «Что ты так вытаращился?!» – подумала я. Хотя чем ему, собственно, таращится? Глаза-то его лишь очерчены, схематично обозначены. Да и зачем они ему... Его роль их не требует ... Мне его даже жаль... Нет в нем ничего настоящего: он – манекен, он – образ человека, схематичный, плохо прорисованный контур. На него надета красивая одежда в бирюзовых тонах. Какой-то нелепый берет и сумочка возле ног окончательно демонстрируют «завитринным» прохожим, что это ФЕШЕН. А что манекен..? Хотя у него нет глаз, но он только и делает, что рассматривает проходящих мимо. Вот и на меня таращится... А и пусть – ему виднее.

sq_bl Мария Варлыгина.

Оставить комментарий