pp-640x360

М. Цветаева

ХВАЛА БОГАТЫМ

И засим, упредив заране,
Что меж мной и тобою – мили.
Что себя причисляю к рвани,
Что честно мое место в мире:

Под колесами всех излишеств:
Стол уродов, калек, горбатых...
И засим, с колокольной крыши
Объявляю:– люблю богатых!

За их корень, гнилой и шаткий,
С колыбели растящий рану,
За растерянную повадку
Из кармана и вновь к карману

За тишайшую просьбу уст их,
Исполняемую, как окрик,
И за то, что их в рай не впустят,
И за то, что в глаза не смотрят.

За их тайны – всегда с нарочным!
За их страсти – всегда с рассыльным!
За навязанные им ночи
(И целуют и пьют насильно!),

И за то, что в учетах, в скуках,
В позолотах, в зевотах, в ватах.
Вот меня, наглеца, не купят, –
Подтверждаю: люблю богатых!

А еще, несмотря на бритость,
Сытость, питость (моргну – и трачу!).
За какую-то – вдруг – побитость,
За какой-то их взгляд собачий.

Сомневающийся...

– Не стержень ли к нулям?
Не шалят ли гири?
И за то, что меж всех отвержtycnd
Нет – такого сиротства в мире!

Есть такая дурная басня:
Как верблюды в иглу пролезли.
...За их взгляд, изумленный насмерть,
Извиняющийся в болезни,

Как в банкротстве... «Ссудил бы...
Рад бы – Да...»
За тихое, с уст зажатых:
«По каратам считал, я – брат был...» –
Присягаю: люблю богатых!

* * *
...Я бы хотела жить с Вами
В маленьком городе,
Где вечные сумерки
И вечные колокола.
И в маленькой деревенской гостинице –
Тонкий звон
Старинных часов –
как капельки времени.
И иногда, по вечерам,
из какой-нибудь мансарды –
Флейта,
И сам флейтист в окне.
И большие тюльпаны на окнах.
И, может быть, вы бы даже меня
не любили...
Посреди комнаты – огромная
изразцовая печка,
На каждом изразце – картинка:
Роза – сердце – корабль.–
А в единственном окне –
Снег, снег, снег.
Вы бы лежали –
каким я вас люблю: ленивый,
Равнодушный, беспечный.
Изредка резкий треск
Спички.
Папироса горит и гаснет,
И долго-долго дрожит на ее краю
Серым коротким столбиком – пепел.
Вам даже лень его стряхивать –
И вся папироса летит в огонь.

 

* * *
Проста моя осанка,
Нищ мой домашний кров.
Ведь я островитянка
С далеких островов!
Живу – никто не нужен!
Взошел – ночей не сплю,
Согреть Чужому ужин –
Жилье свое спалю!
Взглянул – так и знаком
Взошел – так и живи!
Просты наши законы!
Написаны в крови.
Луну заманим с неба,
В ладонь, – коли мила!
Ну а ушел–как не был
И я – как не была.
Гляжу на след ножовый!
Успеет ли зажить
До первого чужого,
Который скажете «Пить».

РАССВЕТ НА РЕЛЬСАХ

Покамест день не встал
С его страстями стравленными,
Из сырости и шпал
Россию восстанавливаю.
Из сырости – и свай,
Из сырости – и серости.
Покамест день не встал
И не вмешался стрелочник.
Туман еще щадит,
Еще в холсты запахнутый
Спит ломовой гранит,
Полей не видно шахматных...
Из сырости – и стай...
Еще вестями шалыми
Лжет вороная сталь –
Еще Москва за шпалами!
Так, под упорством глаз
Владением бесплотнейшим –
Какая разлилась Россия –
В три полотнища!
И – шире раскручу:
Невидимыми рельсами
По сырости пущу
Вагоны с погорельцами:
С пропавшими навек
Для бога и людей!
(Знак: сорок человек
И восемь лошадей.)
Так, посредине шпал,
Где даль шлагбаумом выросла,
Из сырости и шпал,
Из сырости – и сирости.
Покамест день не встал
С его страстями стравленными –
Во всю горизонталь
Россию восстанавливаю!
Без низости, без лжи:
Даль – на две рельсы синие...
Эй, вот она – Держи!
По линиям, по линиям...

Оставить комментарий