zm2-640x360

Королева Оркестра и её ближайшие родственники (часть вторая)

ВИОЛА (от лат. Viola) –
в переводе на русский означает
«фиалка»

Итак, секрет имени Королевы оркестра...

Многие наши читатели, в первую очередь те, кто искал ответа в музыкальных словарях, не нашли и тени подсказки. Да и в энциклопедических изданиях об этимологии итальянского слова violino, буквально, ни слова. Вы уж простите за тавтологию! Здесь наше исследование приобретает поистине научный характер с оттенком приключения. Боюсь, нам придётся звать на помощь родственников... Нет, не родителей, не дедушку с бабушкой, ни даже дядю с тётей; они здесь не помогут. Вся надежда на ближайших родственников самой скрипки и современных смычковых. Из предыдущего, так сказать, поколения: поколения старинных Виол.

Ах, какое же почтенное семейство расположилось на одном из разворотов первого серьёзного описания, фактически, первой энциклопедии музыкальных инструментов, автором которой являлся Михаэль Преториус (1571-1621) – один из самых глубоких, разносторонних и весёлых композиторов и музыкальных теоретиков своего времени.

Здесь и упомянутый уже нами Ребек (№ 1 и 2 – справа) с грушевидным корпусом, и целый выводок Виол самых разнообразных размеров:
– виолы да гамба, или ножные (гамба – нога, на этом инструменте не играли ногами, упаси Бог, но, из-за его размеров, удерживали между ног);
– виолы да браччо, или ручные (такие инструменты ставили вертикально, с опорой нижней части корпуса на бедро);
– наконец, виола д'амур, или виола любви...
Угадайте-ка, в какую часть тела музыканта упиралась виола любви? А?..
Ну, разумеется, в грудь! Туда, где сердце! Куда же ещё?

Виола д'амур была необыкновенно популярна в конце XVII – XVIII веках. Прообраз современных смычковых, по размеру «виола любви» соответствует современному альту, однако почти все характерные признаки виолы (покатые плечи, плоская задняя дека, резная головка) – налицо.

Как это ни странно, старинный инструмент время от времени звучит и в наши дни – в оперной музыке, в программных инструментальных сочинениях. Ведь тембр виолы д'амур наилучшим образом подходит для обрисовки характера героини. Наверное, поэтому грифы старинных инструментов так часто украшает нежная дамская головка.

Знакомству с виолой д'амур мы обязаны не только музыкантам, которые исполняют музыку прошлого в соответствии с его традициями. Иногда и современные авторы предписывают использование старинных инструментов для решения задач стилистического плана, воссоздания в музыкальном или музыкально-драматическом произведении со всей возможной полнотой того, что называется ароматом эпохи.

Голос «виолы любви» звучит в музыке «Страстей по Иоанну» И.С. Баха (1685-1750), операх «Гугеноты» Джакомо Мейербера (1791-1864) и «Луиза» Габриэля Шарпантье (р. 1925). Пауль Хиндемит написал для виолы д'амур «Камерную музыку» и 2 «маленькие сонаты» с фортепьяно.

Строго говоря, не все считают виолу д'амур полноценной виолой; на её грифе нет ладов, а количество струн превышает все разумные пределы. У инструмента 14 струн, в том числе 7 мелодических и 7 резонирующих, настроенных на ту же высоту. Резонансные струны проходят между грифом и корпусом инструмента. Их тихое «эхо» и отвечает за нежный «девичий» голос «виолы любви».
Виола (лат. Viola) – такое слово в словарях есть. В переводе на русский – фиалка.
– Но причём тут фиалка? Неужели опять тупик?

Всё же нельзя сдаваться так легко, и мы отправляемся в леса, в поля, на клумбы, где понемногу расцветают фиалки – обычные (с лепестками монохромной окраски) или трёхцветные (т.н. «анютины глазки»).

Нельзя не заметить, что форма лепестка фиалки имеет несомненное сходство с нижней частью корпуса виолы. Быть может, здесь и кроется секрет имени Королевы оркестра. Ведь, если виола (viola) – фиалка, то скрипка (violino) – что-то вроде фиалочки.

Непонятно другое: откуда у старинных мастеров столь глубокие познания в ботанике, вызывающие такие неожиданные ассоциации? И этому при желании можно найти объяснение! В рецептуре секретного итальянских скрипичных грунта и лака (к слову, секрет этот был утерян в конце XVIII века) присутствовали сепия (жидкость, добываемая из морской каракатицы), лак на основе масла, янтарь, иные красители, некоторую долю которых составляли компоненты растительного происхождения. Возможно, это и были лепестки фиалки. А может, и нет. Во всяком случае приходилось, отыскивая необходимые вершки и корешки, и на четвереньках поползать, и на фиалки полюбоваться.

Стоп! Быть может, то, чего нам недостаёт в секретном составе, следует искать именно среди фиалок?! Не обязательно в самих цветках, стебельках, корешках, но где-то поблизости...

Возможно, мы подошли к одному из самых серьёзных открытий в области современного инструментоведения. Или нашли тот путь, на котором нас наверняка не ждут никакие открытия. И то и другое в науке считается ценным результатом!

И всё-таки секрет имени Королевы оркестра разгадан нами не полностью. Осталась ещё восточно-европейская версия: собственно Скрипка. Мы к этому имени давно привыкли, но фиалками от него, как вы понимаете, даже не пахнет.

Позволим себе представить, что появление первых смычковых в России вызвало эстетический шок. Не случайно же памятный нам Ребек изображён на фреске Софийского собора в Киеве (XI век).

Новгородские археологические находки (из 2-го Фёдоровского раскопа – первая половина XII века) пролили свет на отечественную историю смычковых.

На рисунке слева фрагмент рабочего чертежа Ребека, справа – отрисовка одной из вышеупомянутых находок: скоморошьего Гудка, головка которого, «...ещё в древности сильно повреждённая топором или мечом», поведала археологам о печальной судьбе инструмента, а возможно, и его владельца.

Мы, однако, видим, как схожи между собой оба инструмента. И по замыслу, и по конструкции.

Эпоха европейского расцвета смычковых (XVI век) в России пришлась на печально памятное царст­вование Ивана Грозного, период опричнины, наконец, смутное время. Нельзя сказать, чтобы эти события способствовали расцвету технологии отечественного музыкального инструментализма.

Но духовная жизнь народа не прекращается и в самое смутное время.

Искусство и технология... Вы представляете себе технологический арсенал новгородского мастера XVI века, из-под руки которого появился такой Гудок или более поздняя Виола? Это, разумеется, топор, пила, долото. В строительных работах использовался также отвес.

Европейская технология строительства смычковых (их именно строят, как храмы и корабли) за последние 500 лет почти не изменилась.

Как и 500 лет назад неподготовленный современный человек, попадая в скрипичную мастерскую, замирает?– безмолвный и поражённый – перед когортами стамесочек и рубаночков, самые мелкие из которых, – размером с ноготь годовалого младенца, сработаны, похоже, не иначе как эльфами.

Чему уж тут удивляться, когда инструмент из-под топора с долотом... скрипит?! И как его называть-то, если не Скрипкой? Это ещё довольно нежно и любовно звучит.

А почему?

А потому что душа-то – поёт!

sq_bl Лев Залесский

Оставить комментарий