zm2-640x360

Корлева Оркестра и её ближайшие родственники (часть третья – окончание)

Читатель, быть может, забыл, но мы обещали рассказать об Эрху – китайском предшественнике скрипки и её ближайших родственников. Ведь дело дошло до того, что эрху кое-кто называет «китайской скрипкой». Казалось бы, пусть называют; от скрипки не убудет. Но если бы скрипку стали называть «итальянской эрху», я был бы решительно против. Почему?

Эрху, и впрямь, необыкновенно изящен и загадочен: у него длинный и тонкий гриф с диковинным изгибом в области головки; колки, по форме напоминающие фрагмент иероглифа; причудливый резонатор (усилитель звука) с мембраной из кожи питона (!) и тонкой резной решёточкой необыкновенно искусной работы – с противоположной стороны… Гриф, резонатор (усилитель звука), сквозь который проходит гриф, подставочка, в которую вставляется гриф и крепятся струны, да и сами колки выполняются из прочной акустической древесины (как вариант, из чёрного или красного дерева) и тонко инкрустируются. Словом, архаический храмовый инструмент, да и только!

Но в Китае, где бережно чтут старину, эта храмовая экзотика по сей день в необыкновенном почёте.
Удлинённый гриф эрху, даже при двух струнах, предполагает довольно широкий диапазон звучания инструмента (этот диапазон ещё называют тесситура, буквально – ткань, в переводе с итальянского).

Современные китайские виртуозы эрху действительно исполняют на нём почти весь виртуозный европейский скрипичный репертуар. Но что прекрасно для традиционной китайской храмовой музыки, не всегда хорошо для музыки европейской. Даже не слишком серьёзной... Даже довольно легкомысленной… Звук у эрху – как бы помягче выразиться – какой-то всё же слегка «змеиный». А ведь всё дело в конструкции! Впрочем, и кожа питона – тоже, конечно, неспроста!

Эрху и персидская Кеманча весьма близки по конструкции. Название инструмента в буквальном переводе с персидского языка означает «небольшой смычок». Принцип конструкции тот же: длинный гриф является несущим её элементом (несущими называются детали, которые берут на себя основную нагрузку – в нашем случае уравновешивают натяжение струн, не позволяя этому немалому усилию сломать инструмент), гриф проходит сквозь резонатор, на коротком его конце укрепляется колодочка для крепления струн; струны лежат на небольшой подставочке, упирающейся в мембрану корпуса (резонатора), выполненную из овечьей или рыбьей кожи. Есть и отличия – у традиционной кеманчи струн поболее чем у эрху – от трёх до четырёх. Резонатор первоначально изготавливался из тыквы, как и у множества древнейших щипковых инструментов. Тем не менее, мы не станем характеризовать тон кеманчи как слегка «овечий», «овощной» или «рыбий»… Но он уж точно – не скрипичный! Резонатор современной кеманчи, разумеется, выполняется из дерева и богато орнаментируется перламутром или слоновой костью.

И всё же воздадим хвалу… тыкве. У тыквы огромные заслуги перед музыкой – с доисторических времён. В подтверждение этому скажем, когда в арабских землях появился один из первых струнно-щипковых инструментов с деревянным корпусом, его назвали Аль Уд, что в переводе с арабского означает «дерево». Отсутствие тыквы в конструкции музыкального инструмента так впечатлило современников изобретения, что под этим диковинным именем инструмент начал своё триумфальное шествие с севера Африки на юг Европы. Ленивым европейцам вскоре надоело коверкать непривычное арабское слово, и они сократили название до более послушного языку Лют (Lute). Так и появилось слово Лютня.

Лютня и Ребек, а затем Виола, таким образом, первые инструменты с несущим корпусом-резонатором. Именно поэтому их не делают, а строят?– как храмы или корабли… Что же касается скрипки, то здесь инженерная мысль продвинулась ещё дальше. Ведь в королеве оркестра и её ближайших родственниках есть что-то от человека, от нас с вами! Трудно представить, что известная нам с XVI века скрипка (да и другие смычковые!) создавалась как физическая модель человеческого голоса. Ведь практики так называемого упруго-подобного моделирования, столь необходимого при разработке технических проектов и суперпроектов (плотин, мостов, самолётов, надводных и подводных кораблей) до второй половины XX века не существовало.
И здесь мы оказываемся на территории, где возможны чудеса!

Присмотревшись к конструкции скрипки и заглянув внутрь, мы обнаружим, что два раздела инструмента, как бы перетянутые узкой талией, выполняют роли двух резонаторов человеческого голоса – головы и груди. Искусно прорезанные «эфы» играют роль легких. Подставка между эфами и незаметная дужка под ней – роль гортани, человеческого тембр-блока. Роль голосовых связок играют струны, роль воздуха – смычок. Он заставляет звучать связки (в нашем случае это струны) посредством прикосновения конского волоса, натертого смолой. Все пропорции сохранены.

Если смычок находится рядом с подставкой и резонирует только «гортань» – голос инструмента кажется зажатым, немного ворчливым. Такое звучание именуется понтичелло. Передвинули смычок выше, и тотчас же включилась нижняя часть корпуса. Звук «от диафрагмы» глубокий, грудной, в коротких двойных нотах напоминающий попевки валторн. Ещё чуть выше, примерно на середину струны, – и голос скрипки льётся, словно из глубины вашего сердца. Ещё совсем немного вверх и смычок уже над грифом, а в работе только «голова» (верхняя часть корпуса) и холодноватый звук инструмента, почти лишённый обертонов, с характерным призвуком дыхания удивительным образом напоминает флейту.

А что же ус? Он повышает жёсткость деки по её контуру и исключает из музыкальной работы те части инструмента, которые для этого не предназначены, попутно оберегая клеевое соединение деки с обечайкой от деформации и разрушения.
Для принятия подобных технических решений необходимо, как минимум, современное физико-математическое образование, в крайнем случае – полный курс авиационного института! Чем, кроме чуда, можно объяснить, что к этим же решениям пришли мастера XVI-XVII веков?!

Строй современных смычковых называется «квинтовым». Струны скрипки настраиваются на определённую высоту тона: первая ми, вторая ля, третья ре и четвёртая – соль.

Существуют десятки комбинаций способов звукоизвлечения и приёмов игры для смычковых инструментов.

В конце XIX – XX веках к традиционным приёмам звукоизвлечения (артикуляции) – arco – движение смычка по струне; pizzicato – щипком пальца; col legno – ударом древка смычка по струне – добавились пиццикато левой рукой, игра смычком за подставкой, ударом древка смычка по корпусу и другие.

Наиболее часто употребляемые приёмы игры (штрихи):

Detache (деташе) – нота или звук полной длительности, исполняемый с острой атакой, при ведении смычка в любом направлении;
Legato (легато) – две или более нот, исполняемые при движении смычка в одном направлении без отрыва от струны;
Staccato (стаккато) – нота или несколько нот, исполняемые кратко и остро с отрывом или без отрыва смычка от струны;
Spiccato (спиккато) – разновидность стаккато, где отрыв и подпрыгивание смычка на каждой из нот является основой исполнительского приёма;

Tremolo (тремоло) – быстрые короткие движения смычком в обоих направлениях?(т.н. тремоло смычком), или выполняемое пальцами левой руки без отрыва смычка от струны.
Нельзя не упомянуть и о колористических ресурсах королевы оркестра и других смычковых. Флажолеты1 скрипки, являясь ярким исполнительским приёмом, расширяют её диапазон на две октавы вверх, что находится в самой непосредственной близости от пределов чувствительности нашего слуха.

Звук скрипки, конечно же, отличается от человеческого голоса. Но по своим выразительным возможностям этот маленький деревянный инструмент занимает второе место после уникального «инструмента», что дарован человеку природой.

____________________________________________________________

Флажолеты. [Обертоны, Гармоники (от нем. Oberton; верхний звук; англ. harmonics)]. Призвуки (частичные тоны), входящие в спектр музыкального звука (основного тона), извлекаемые при легком касании струны в точках ее деления на 2, 3, 4, 5 и более частей. Холодноватое, свистящее, несильное звучание флажолетов на смычковых инструментах сходно с тембром небольшой продольной флейты?– франц. флажолета (отсюда название). Наиболее употребительны флажолеты от открытой струны или натуральные флажолеты. Прикосновение к открытой струне в точке её деления пополам дает флажолет, звучащий октавой выше основного тона струны, в точке деления на 3 части?– дуодецимой выше, в точке деления на 4 части – двумя октавами выше и т. д.

sq_bl Лев Залесский.

Оставить комментарий