2006-3-7-1a

Из жизни Вовочки(продолжение)

КАК Я ВОШЕЛ В ШОУ-БИЗНЕС

В детстве я очень любил сладкое, а поэтому был очень полным и почти круглым. И меня дразнили не Вовкой-морковкой, как других мальчиков, а Вовкой-перловкой. А еще я очень любил праздники. Конечно же, потому, что на праздники можно было слопать целую гору разной вкуснятины. Особенно мне нравился Новый год. На этот праздник я получал здоровый пакет с подарками от деда Мороза, но мама, утверждая, что я переем и лопну, прятала его и выдавала мне сладости порциями. Каждый день, но по чуть-чуть. Мне же хотелось сразу и много!

Ну и, конечно же, я очень любил гостей. Приходившие в гости дяди и тети, пожимая мне руку, умилялись: – Ах, какой спокойный и серьёзный ребенок! Просто прелесть! Ты ведь расскажешь нам сегодня какой-нибудь стишок? – и протягивали мне шоколадку или яблоко. Я благодарно кивал головой, прятал свою добычу в карман и поджидал следующего гостя. Потом гости проходили к праздничному столу, а меня мама усаживала за маленький столик с другими детьми, где я покорно выслушивал их болтовню о куклах и машинках.

Но вот когда мама выходила на кухню, чтобы убрать тарелки и принести новое блюдо, наступало моё время. Я проскальзывал мимо неё в зал, и весело шумящие гости вновь вспоминали обо мне и начинали охать и ахать.
– Ах, какой прелестный малыш. Ну-ка, расскажи нам какой-нибудь стишок, а мы за это угостим тебя шоколадной конфетой.
Нужно сказать, что дважды просить меня не приходилось. Я брал стул, ставил его посередине комнаты и, поднявшись на него, громко, с выражением декламировал:
– Мишка косолапый по лесу идет,
Шишки собирает и в карман кладет!
– Ну что за славный мальчуган! – всплескивала руками сидящая поблизости тётя,– Вот, держи свою награду.
И протягивала мне шоколадную конфету в ярком фантике.
Сжимая в руке вкусную, но очень уж маленькую конфетку и, понимая, что её для меня будет маловато, я, вздохнув, набирал в грудь побольше воздуха и так же выразительно, но погромче повторял «бессмертное произведение»:
– Мишка косолапый по лесу идет,
Шишки собирает и в карман кладет.
– Да уж! И память у него отменная,– хмыкал дядя, сидящий рядом с тётей, и протягивал мне шоколадку.– Держи, герой!
Понимая, что и шоколадкой я не наемся, я вновь набирал в грудь побольше воздуха и еще-еще громче повторял универсальный стишок.
– И сила воли у мальчика развита,– замечали гости после третьего раза, протягивая мне, кто – пару яблок, а кто – горсть конфет.
Вобщем, даже если гости попадались не очень догадливые, то уж после десятого повторения детского шлягера про мишку, я получал от ошарашенных таким искрометным талантом почитателей большущую тарелку сладостей. Правда, впоследствии они стали хитрее, но об этом я расскажу уже в другой истории. В истории о том, как я стал поэтом.

КАК Я СТАЛ ПОЭТОМ

Со времени моего вступления в мир шоу-бизнеса прошло не так уж много времени, а гости, с каждым разом всё более убеждающиеся, что так просто им от меня не отделаться, стали применять новую тактику.

Как только я вставал на стул и произносил первую строчку стихотворения, гости, перебивая друг друга, кричали: «Э, нет, дружок. Этот стих мы уже знаем».
Я пробовал начать новый «шедевр», но они кричали то же самое.
Так как запас известных мне стишков был не очень велик, а учить новые было лень (к тому же я тогда не умел читать и заучивал стихи только с маминых слов), то поведение гостей стало для меня настоящей трагедией. И даже выданная в качестве утешительного подарка конфета не могла развеять моей грусти. Казалось, что моим сладким триумфам пришел конец.

Однако отчаиваться я не стал. Можете мне поверить, что ребенком я был совсем не глупым, а потому довольно быстро сообразил, что гораздо проще сочинить новый стих, чем среди всего написанного до меня искать что-то не известное гостям.

И вот, в очередной раз (не помню уже на какой праздник) я вошел в зал, переполненный гостями, молча взял стул, установил его на самом видном месте. Залез. Гордо подняв голову и осмотрев притихших от неожиданности гостей, во всю мощь своих легких прокричал:
– Мишка косолапый по лесу идет,
Шишки собирает и в карман кладет.
– Э, нет, – погрозив мне пальцем сказала строгая тетя, доедающая пирожное,– этот стих мы уже слышали!
И в этот момент, на удивление всем, вместо растерянной мины на моем лице появляется улыбка победителя. Я совсем так же, как это видел в театре, отбросив со лба якобы существующую и мешающую прядь, выдаю свету новый шедевр:
– Зайчик длинноухий по лесу идет,
Морковку собирает и в карман кладет!
И стоило только кому-то из гостей заикнуться, что и этот стишок ему вроде бы чем-то знаком, как в бой в качестве тяжелой артиллерии пошел новый экспромт моего литературного гения:
– Слоник длинноухий по лесу идет,
Бананы собирает и тут же их жуёт.
Затем место слоника занимали котик, пёсик, тигренок, мышонок, пингвинёнок. Вобщем, я продолжал до тех пор, пока на столе не оказалось двух большущих тарелок сладостей: одна – в качестве трофея за сегодняшнюю победу, а вторая – как откупные за моё прошлое позорное поражение.

Переполненный гордости, я слез со стула и, захватив тарелки, умчался с ними в свою комнату. Там я, спрятавшись под столом, с удовольствием слопал доставшуюся мне с таким трудом награду. А ночью, когда все уже легли спать, у меня разболелся живот. Приехала «Скорая помощь» и увезла меня в больницу.
Строгий доктор после осмотра сердито сказал, что придётся делать операцию. Оказалось, я так много съел, что у меня внутри все перевернулось и запуталось.

Через месяц, когда я вернулся из больницы домой, мама, вздохнув, показала мне большой ремень и сказала, что если мой поэтический дар заставит её еще хоть раз краснеть перед гостями, то она этим самым ремнем всыплет появившемуся в её семье поэту «по первое число». Я понял, что близкое знакомство с ремнем вряд ли улучшит моё настроение. И поэтому родившийся во мне поэт вновь спрятался куда-то далеко–далеко внутрь и еще очень долго не показывался миру.

sq_bl Владимир Горожанский, с. Водяновка, Астраханская обл.

Оставить комментарий