pp

Ирина Болдова. Номер 01/2013

***

ЧТО-ГДЕ-КОГДА

Что-где-когда – проточная вода.
Не задавай Творцу вопросов глупых –
не место им в сиреневых садах,
на облаках, в густых цветущих купах.

А так и тянет ляпнуть: «Это что?
Хроническая к жизни неспособность?»
Но нежный свет струится золотой
и воздух обретает невесомость.

Как давит горло крикнуть: «Где любовь?
Где искренность, и преданность, и дружба?!»
Но ветер шепчет: «Нет, не прекословь:
не ты один – весь мир вокруг недужит».

Как чешется поднять кулак: «Когда
наступит радость, вдруг, бесповоротно?»
Но изнутри зияет пустота,
снаружи дождь готов по стёклам дробно

ударить. Тихо и темно. В грозу
лишь птичка посылает позывные.
И чайник закипает на газу.
Подсветит тучу молнии трезуб.
Вот чашки, вот стола белеет куб.
(Я просто мал, и немощен, и глуп).
Вот яблони, вот щепочка в тазу.

Всё это – счастья признаки простые.

ЛОШАДЬ ПОД ДОЖДЕМ

Штрих за штрихом закрашивает дождь
холстину поля, неба полотно,
вскипают лужи, кланяется рожь,
циклон вертит своё веретено.

Под ним дороги вздымленная пыль,
пологий скат заросшего холма...
Как сон, который видел, но забыл,
как прошлого оптический обман...

И вот, из проницаемых пелен
вплывает в кадр лошадь, словно плот,
и кажется она всего белей,
и мягкими губами воду пьёт.

Как шорох плёнки старого кино
дождинок затяжная стрекотня:
не холодно, не жарко, не темно,
и не светло, но сердце не унять...

В экран дождя шагни, шагни скорей:
зажми в ладони сахар – и вперёд!
Зажмурься и ступи под водолей.
И, ткнувшись носом, лошадь подберёт
кусочек талый из руки твоей.

* * *
В далёком яблочном краю,
За деревянной стенкой,
Пропой мне песенку свою,
сверчок, ещё потенькай.

Где сад неспешно отдаёт
дары земле осенней,
на стружку бронзовую плод
ложится и в бассейн

пруда, на лиственное дно,
в стеклянную пиалу,
и сам стеклянный, наливной,
светящийся опалом,

как лампа Ильича внутри
веранды деревенской
(и светлячок её парит,
плывёт во тьме вселенской,

дремучем, медленном саду,
где ветер шепелявит
и яблочный, карминный дух
завяз в дремоте, как в меду,
в сплетенье сна и яви...)

СОВЕСТЬ

В какую дверь войти, порог перешагнуть,
Как за собой закрыть, назад не оглянувшись?
Какую ночь подряд я не могу уснуть,
Какую же луну я мучаюсь минувшим?

Не знаю. Но уже глубокий снег лежит,
И лёгок он, и сух, как блёстки слюдяные,
И к чистоте его приникнуть бы и пить,
И губы остудить, и яблоки глазные,
Но прошлое – не сон, и потому в ночные
Часы не спится мне, и голову кружит,
И сердце бередит,
И раны жгут чужие.

sq_bl  Ирина Болдова.

Оставить комментарий