2007-4-18-1m

Борис Кустодиев. Певец русской провинции

Удалось ли мне сделать и выразить в моих вещах то, что я хотел – любовь к жизни, радость и бодрость, любовь к своему русскому – это было всегда единственным «сюжетом» моих картин…»

Б. Кустодиев

Борис Михайлович Кустодиев родился 23 февраля 1878 года в Астрахани,в семье преподавателя местной женской гимназии. Среди предков художника – купцы и представители духовного сословия. Герои будущих картин Кустодиева вырастали из семейных традиций и детских впечатлений. Художник с неизменной любовью вспоминал уроки своего первого учителя рисования Павла Алексеевича Власова – воспитанника Академии художеств, привившего своему ученику трудолюбие и творческое мышление, усердие в рисунке и наблюдательность.

Художественное образование Борис Кустодиев получил в Академии, где его учителем был Илья Репин. Школа была прекрасна, и завоевавший душу Бориса Михайловича реализм стал единственно возможной манерой творчества, которой художник изменять не хотел. Именно в мастерской Репина был написан портрет русского художника Ивана Билибина, принёсший Кустодиеву европейскую известность и во многом определивший судьбу великолепного портретиста. С особой силой талант Кустодиева проявился в портрете Ф. И. Шаляпина.

Тема ярмарок, масленичных гуляний, разработку которой Кустодиев начал ещё в дипломной картине, в дальнейшем становится в его творчестве излюбленной темой. В картине «Троицын день» запечатлены колоритные мотивы русской лубочной традиции. У мастеров лубочных картинок Кустодиев учился весёлой свободе в обращении с цветом, создавал яркую декоративность и передавал радостную красоту действительности. Каждый уголок этого холста наполнен событиями и праздничным весельем. Оттого, на всех выставках публика неизменно любовалась развёрнутой перед ней – с детства знакомой – картиной народных гуляний, так умело запечатлённых художником.

Его биограф Всеволод Воинов записал в дневнике: «…Кустодиев мечтает о создании типично русской картины, как есть картина голландская, французская…». Действительно, все его картины говорят о жизнеутверждающей красоте России, русского быта. «…В своих работах хочу подойти к голландским мастерам, к их отношению к родному быту… Говорят, что русский быт умер, что он «убит» революцией. Это чепуха! Быта не убить, так как быт – это человек, это то, как он ходит, ест, пьёт и так далее. Может быть, костюмы, одежда переменились, но ведь быт – это нечто живое, текучее…» И далее Воинов пишет: «Моё определение искусства Кустодиева как «бытовой фантазии» очень ему понравилось. Ведь он, действительно, фантазёр, и большой, но корни его фантазии на земле, в русском быте».

Пожалуй, никто так не приблизился к «фламандским» женским образам как Кустодиев. Его «Красавица», «Купальщица», «Русская Венера» – это прославление необыкновенной женской красоты и радости бытия, это утверждение силы русской добродетели и духа, олицетворение здоровья и счастья. Талант Кустодиева проявился не только в живописи, но и в скульптуре, в увлечении гравированием и литографированием и даже в декорационных театральных работах.
Расцвет книжно-графического творчества Бориса Михайловича Кустодиева пришёлся на первые послереволюционные годы. Для этого были свои причины, и, надо сказать, очень грустные — художник тяжело заболел. Первые признаки болезни появились еще в предвоенные годы. Врачи долго гадали о причинах острой боли в правой руке, мешавшей художнику и работать, и спать. Говорили о костном туберкулезе. Но берлинский нейрохирург поставил другой диагноз: опухоль спинного мозга. После операции Борису Михайловичу стало легче, но вскоре болезнь вернулась с новой силой. Не помогла и вторая операция, сделанная в марте 1916 года. Несмотря на то, что боли не позволяли ему подолгу стоять у мольберта, художник не прекращал работать над картинами. А затем ноги и совсем отказали. Тем не менее, именно в эти годы были написаны его многие знаменитые и жизнерадостные произведения.

Состояние здоровья стало причиной приезда Бориса Кустодиева в июне 1921 года в Старую Руссу (Новгородская обл.) на курорт.
«…Пока ехали с вокзала, я уже любовался чудесными картинами « моей » провинции. Так здесь много того, что я люблю – площадь, на которой посреди гостиного двора какой-то смешной архитектуры… стоят телеги с мужиками: церкви, монастыри – и сады, сады и сады с густыми тополями, берёзами, клёнами, ивами….».

В Старой Руссе Кустодиев заканчивает свой знаменитый альбом «Шестнадцать автолитографий». С увлечением пишет этюды улиц Старой Руссы – впоследствии они лягут в основу его живописных картин. Так появятся «Купальщица», «Осень», «Весна» – с истинно провинциальными сюжетами и русским колоритом, умиляющими взгляд зрителя неспешной, размеренной мирской жизнью, с присущими Старой Руссе колокольным звоном и запахами цветущих садов.

В письме к дочери Кустодиев писал: «…Меня позавчера возили в моём кресле по городу, он очень интересный! Сплошные сады, ивы, широкие улицы, маленькие домики. Есть дом, где жил Достоевский и где он написал своего « Подростка» – большой дом с тенистым садом, хочу его нарисовать…».

И Воинов, и друзья отмечают, что после Старой Руссы Борис Михайлович вернулся в Петроград снова полный неуёмного творческого задора.

Преодолевая страдания и физическую немощь, Кустодиев сумел создать сотни ставших классическими произведений живописи, скульптуры, графики и театрально-декоративных работ.

26 мая 1927 года Борис Михайлович Кустодиев скончался в Ленинграде – в возрасте 49 лет.

sq_bl Александр Одиноков.

Оставить комментарий