pp-640x360

Антон Бахарев-Чернёнок, Номер 04/2010

Труба

Изба стареет, к полу крыша
Кренится, плющатся углы...
Отсюда я когда-то вышел
Не пригибая головы.

Теперь крапива и малина
До окон, дверь наискосок.
И с чердака сухая глина
Струится в щели меж досок.

И пол изогнут одногорбо,
И погреб плесенью зарос -
Лишь печь незыблемая гордо
Упёрлась в землю, как колосс.

И потому она одна лишь
Близка, как прежде, к вышине.
Кирпич так быстро не развалишь...
И вдруг придумается мне,

Что, в три погибели согнувшись,
Однажды кончилась изба,
Но из печи, давно потухшей,
До неба тянется труба.

Так всё обыденно и просто...
Так всё обыденно и просто –
Деревья мокрые, трава,
И в анорачке не по росту
Ты руки прячешь в рукава.

А сапоги – с двумя носками,
Под капюшоном красный нос.
И мы шагаем с туесками
За земляникой под откос.

Гроза, огромная, как остров,
За горизонт, гремя, ползёт...
Так всё обыденно и просто.
И так невероятно всё.

 

ВАЯ
Вая, Вая! Почему
Мне мерещится ночами
Белоснежное молчанье,
Наполняющее тьму?

И мерцанье стылых крыш,
И задымленные звёзды...
Человек ползёт от Вёлса,
Без собаки и без лыж.

И, меня не разглядев,
Он до вишерских промоин
Доползает по прямой – и
Растворяется в воде...

На нетронутом снегу
Борозда одна чернеет.
Я стою и каменею -
И проснуться не могу.

Рыбы
Снилось мне, что я иду по дну,
Что вдыхаю пасмурную воду,
Как туман в октябрьскую погоду,
На земле, которой не верну.

Озираясь в поиске людей,
Вижу рыб, скрывающих зевоту.
Будто знают рыбы – никого тут,
Им вода в две стороны видней.

И они не плавают за мной,
И из рук моих не ускользают.
Будто рыбы всё на свете знают,
Будто я им тоже не впервой.

ЮНАЯ МАМАША

Такая юная мамаша
Везёт на санках малыша,
Что удивляешься, и даже
Вдруг представляешь, чуть дыша,
Как ты мамашу в санки садишь,
К себе, толкаешься с бугра,
И крепко так её обхватишь,
И едешь, и кричишь: «Ура!».
...Потом, барахтаясь в сугробе,
Уже всё зная наперёд,
Смеяться, трогать её брови
И целовать горячий рот...

...И вот она уже мамаша,
И собирает малыша.
Ты ковыряешь ложкой кашу,
В рубашке глаженой дрожа;
Дрожа в двухкомнатной квартире,
На предпоследнем этаже,
В кирпичном доме, в целом мире,
Дрожа в том самом малыше,
Что в санках, в шали с головою,
Глядит из щёлки, и зима
Кусает нос – и над тобою
Большие люди и дома.

sq_bl Антон Бахарев-Чернёнок, Пермь.

Оставить комментарий